Вадим ПУДЗЫРЕЙ: «Моя жизнь, как и прежде, наполнена баскетболом»

Просмотров: 570
Вадим ПУДЗЫРЕЙ: «Моя жизнь, как и прежде, наполнена баскетболом»

5 ноября легендарному одесскому баскетболисту Вадиму ПУДЗЫРЕЮ исполнилось 50 лет. Мы не могли не воспользоваться столь приятным поводом для того чтобы пообщаться с юбиляром.

Сегодня вашему вниманию настоящий юбилейный материал, сопоставимый с масштабом личности нашего героя. В материал вошли два интервью Вадима ПУДЗЫРЕЯ, который он дал с разницей в десять лет. Но, если сейчас мы затронули лишь последнее десятилетие, то в 2009-м, имея в запасе уйму свободного времени, прошлись с Вадимом Георгиевичем по всей его блистательной карьере. Кстати, часть того давнего интервью вы имели честь прочитать в книге «БИПА», увидевшей свет в 2012 году.

 

Интервью с Вадимом ПУДЗЫРЕЕМ. Год 2019-й

ЮБИЛЕЙ

- Вадим Георгиевич, 50 лет – дата серьезная. Ощущаете себя на пятьдесят?

- Пока еще не могу сказать (смеется). Серьезный возраст, наверное, в жизни каждого человека. Спортивную форму поддерживаю, играю за ветеранов.

- И неплохо, замечу, играете.

- Да. Мы стали чемпионами Европы, бронзовыми призерами чемпионата мира.

- Чем наполнена ваша жизнь сейчас?

- Как и прежде: баскетболом. А также воспитанием сыновей. Кстати, младший уже занимается баскетболом. Впрочем, я и сам занимаюсь индивидуальной подготовкой юных игроков. Стараюсь жить активно, и спорт, в частности, баскетбол, на первом месте. Что касается основной деятельности, то на посту главы городской федерации баскетбола стараюсь делать все, что в моих силах. За счет своего опыта, знаний и, как говорится, имени.

- Что могли бы отметить в работе федерации?

- В прошлом сезоне, считаю, с успехом прошла школьная лига – в соревнованиях приняло участие более ста команд. В этом направлении очень хорошо работает исполнительный директор ОГФБ Сергей Стразов, всегда держит руку на пульсе вице-мэр Павел Вугельман. Процесс, как говорится, идет. Стараемся популяризировать баскетбол, как любительский, так и профессиональный.

- Скучаете без активной тренерской деятельности?

- Не могу так сказать. Как я уже говорил, занимаюсь индивидуальной работой с игроками. А если будут предложения, буду рассматривать.

- Хочется, наверное, в качестве тренера добиться таких же успехов, как и в игровой карьере?

- Да, я максималист по натуре. И в своей работе тренером поставленные задачи я выполнял. Работал в юниорской сборной Украины – сначала помощником тренера, затем возглавлял команду. Задачу мы выполнили: остались в дивизионе А чемпионата Европы, обыграв при этом сборную Испании, что говорит само за себя.

Сейчас, можно сказать, готовлю игроков для младших сборных Украины. Недавно Никита Шевченко и Максим Мозолев принимали участие в чемпионате Европы (U-16). Не могу сказать, что это моя заслуга, но определенный вклад в их подготовку я внес. Ребята получили уверенность, добились определенного прогресса и являются лидерами в своей возрастной категории.

- Что включает в себя индивидуальная работа с игроком?

- Работу над техникой дриблинга, пониманием игры. Я сторонник универсализма в баскетболе. Игрок не должен зацикливаться на одной-двух позициях. Он должен уметь и правой рукой, и левой, играть против пик-н-ролла, уметь выходить из-под заслона и многие другие вещи, из которых состоит индивидуальное мастерство.

Конечно же, работаем над броском. В целом, стремлюсь, чтобы игроки максимально использовали свои возможности. Баскетболист, как и любой другой человек, ленив, в той, или иной степени, и задача тренера – расшатать это состояние, по возможности, убрать его, чтобы игрок мог полностью реализоваться. Реализовать потенциал игрока – вот главная задача тренера.

- Над психологией тоже работаете?

- Конечно. Психология – один из важнейших моментов становления баскетболиста, и в принципе, спортсмена.

ТРЕНЕР «БИПЫ»

- В течение двух с половиной сезонов вы возглавляли команду с легендарным названием «БИПА», которая была возрождена в 2015 году. Что получилось, а что нет, в этот период?

- «БИПА» - действительно легендарное имя. И даже сейчас, во время баскетбольных матчей, болельщики гонят команду вперед, скандируя «БИПА! БИПА!».

Что касается работы, то мы, считаю, отработали неплохо в паре с Богданом Каребиным. Мы выполнили свои турнирные задачи, базируясь на своих воспитанниках, имея не самое высокое финансирование.

Тренерский штаб, админперсонал работали нормально. Очень хорошую работу провели директор клуба Виктор Ковалев, президент клуба Григорий Розенцвит. Все, что было в наших силах, мы, считаю, сделали.

Старались максимально реализовать возможности всех игроков в отдельности и команды в целом. Те позиции, которые мы занимали по итогам чемпионата, соответствовали нашему финансированию. Мы грандам давали бой, а некоторых и обыгрывали, и с каждым годом поднимались в классификации.

Мой неожиданный уход? Может, это был какой-то политический момент… Не знаю. Меня просто поставили перед фактом. Сказали, что иду на повышение – возглавлю городскую федерацию баскетбола.

Неприятный осадок остался, но, как бы там ни было, я всегда готов работать на благо одесского баскетбола.

- Что вам дал этот период работы в «БИПЕ»? Какие «зарубки» оставил?

- «Зарубки» есть. Самое главное – живое общение с людьми. Когда есть недопонимание, надо высказываться, обсуждать наболевшие вопросы. Может, не при всех, один на один, но надо. Надо выяснять эти моменты до выхода на площадку.

А опыт – положительный он, или отрицательный, всегда полезен. Да, сейчас я без активной тренерской деятельности. Это, конечно, не очень хорошо. Хотелось бы работать, так как есть опыт, есть знания, которыми хочется поделиться. На площадке неплохо еще двигаюсь. Не скажу, что быстро, но в верном направлении (смеется).

Есть взлеты, есть падения, есть разные жизненные ситуации…

Для меня сейчас главный жизненный момент – поднять детей.

СУДЕЙСТВО

- Знаю, что вы себя пробовали в качестве судьи…

- Да, и планирую судить и дальше. В прошлом сезоне ОГФБ, как я уже говорил, мы все вместе реализовала проект школьной Лиги. Очень большой процесс, реализации которого были задействованы очень много людей. Кроме того, команды получили форму и мячи. Вообще, дебютный сезон Лиги, считаю, прошел на ура. Отличное начинание.

В целях популяризации школьной Лиги решил заняться судейством матчей этих соревнований. Семинары не проходил, использовал собственный игровой опыт, помощь опытных судей. Правила, конечно, изучил (улыбается). И, конечно же, готов учиться, и готов слушать критические замечания, если они по делу. Вот так, отсудил сезон школьной лиги – порядка ста матчей. Также занимался судейством Одесской баскетбольной лиги, в которой участвует более тридцати команд. И вот что интересно: уровень соревнований любительский, а уровень судейства требуют, как в Евролиге (смеется). Но стараюсь держать игру под контролем. Авторитет помогает, но всякое случается. Естественно, игроцкий опыт также очень хорошее подспорье в судействе.

 

«БИПА». НОВЫЙ ВИТОК ИСТОРИИ

- Совсем недавно начала свой путь молодая команда под легендарным названием «БИПА». Как вы к этому отнеслись?

- Я только «за». Двумя руками. Молодцы, что организовали команду. Это название до сих пор в сердцах и душах одесских болельщиков – и это передается из поколения в поколение. Это просто здорово, что такая команда появилась. «БИПУ», действительно, помнят. И, знаете, стоит мне прогуляться по городу, как подходят люди – вспоминают ту знаменитую команду. Общаясь с ними, создается впечатление, что наши победы были буквально вчера. Очень приятно, что та команда живет в сердцах людей, хотя прошло больше двадцати лет с тех пор, как «БИПА» стала чемпионом.

В основе нынешней «БИПЫ» одесские ребята, которые стали чемпионами Украины в своем возрасте. Перспектива есть, и это здорово. Только вперед! Надеюсь, что в скором времени эта команда будет привлекать на трибуны столько же людей, как и та легендарная «БИПА».

50+. БУДУЩЕЕ

- С момента нашего предыдущего интервью 10-летней давности, у вас появился еще один сын, и он уже занимается баскетболом…

- Да, Миша делает первые шаги в баскетболе. Это было его желание заниматься этим видом спорта. Он ходил со мной на тренировки, на игры, и со временем он захотел заниматься целенаправленно. Сами понимаете, я только за. Желание есть, и это главное. Тренировка закончилась, а он: «Папа, может еще». Ему нравится.

- Старший сын, помнится, занимался в школе Столярского, увлекался изобразительным искусством…

- Это все в прошлом. Возможно, когда-нибудь реализуется в этом направлении. А сейчас занимается на 3-м курсе «рыбки» (Одесский мореходный колледж рыбной промышленности. – прим.авт.), и будет, как говорят, «плавать». Но в свободное время также играет в баскетбол, но по телевизору смотрит только НБА.

- В конце юбилейного интервью принято спрашивать о жизненных планах?

- Оставаться молодым в душе (смеется). Конечно, хочу, чтобы дети выросли хорошими людьми и занимались любимым делом.

Что касается баскетбола, хочу быть полезным людям, заниматься любимым делом. Желательно в Одессе. Я открыт к предложениям, к общению и нацелен на развитие одесского баскетбола.

Интервью с Вадимом ПУДЗЫРЕЕМ. Год 2009-й

ФУТБОЛЬНО-БАСКЕТБОЛЬНОЕ ДЕТСТВО

- Родился я в интеллигентной семье, - вспоминал юбиляр, сидя на скамеечке в парке Шевченко. - Мать - преподаватель, тридцать лет проработала учителем физкультуры в 66-й школе, отец, царствие небесное, работал на зерновом заводе, руководил бригадой.

- Как воспитывали вас? Жестко, или давали свободу действий?

- Какая могла быть жесткость, если рядом стадион и море, а во дворе - спортивная площадка, баскетбольные кольца, футбольные ворота? Заняться было чем. Сейчас у большинства ребят основной интерес - компьютер, а тогда и секций, и кружков было немало. У нас к тому же во дворе был ЖЭК, я жил на Пересыпи, точнее на Ярмарочной площади. Утром выходил во двор, вечером - заходил домой.

Детство проходило нормально. Море, стадион. Не сказать, что мы были шантрапой, нас направляли люди, которые за это получали деньги, то есть работники ЖЭКа.

- Какому виду спорта отдавали предпочтение в детстве?

- Футболу, естественно. У меня очень хорошо получалось. Играл в чемпионате города за ЗОР (команду завода имени Октябрьской революции – прим.авт.), так сказать, по месту жительства. Наш 69-й год становился вторым-третьим в Одессе, даже в сборную города и в спецкласс приглашали. Я вообще должен был футболом заниматься. Наверняка известный вам тренер, тогда завуч школы «Черноморца» Юрий Михайлович Линда, кстати, преподававший у моей мамы в институте, настаивал на моем переходе в футбольную школу. Было мне тогда лет тринадцать-четырнадцать.

- Получается, футбольной науке научились, по сути, во дворе?

- Можно и так сказать. Многое чемпионат города дал. С Вовой Мусолитиным (известным футболистом «Черноморца» 90-х - прим.авт.), кстати, вместе играли. Соперничал в основном со старшими ребятами и, несмотря на то, что часто получал по ногам, это давало хороший прогресс. Смотрели за тренировками, за играми более опытных футболистов, повышая тем самым и свое мастерство. Мы же и с «Черноморцем» играли, и со СКА, и с «Такси», за которое играли экс- футболисты одесских команд мастеров. Было на кого посмотреть, у кого поучиться.

- А на какой позиции играли?

- Нападающего. Среднего роста был, только после 9-го класса летом на 15 сантиметров вымахал. Скорость неплохая была, всегда в тонусе находился, да и гены, наверное, дали о себе знать. В общем, тянуло меня к занятиям спортом, «перло», если можно так выразиться, была энергия, задор. Помню, когда выступал за баскетбольную команду «Водник», по два матча в день проводил. Сначала за дублирующий состав, потом переодевался и шел в другой зал играть за первую команду. Причем это был чемпионат Украины. А соперниками тогда были и «Будивэльнык», и киевский СКА, и НКИ из Николаева.

- Почему же все-таки не футбол?

- Баскетбольные тренеры просто были активнее. В 66-й школе у нас был учитель труда Валерий Александрович Макаров - сам в прошлом баскетболист, под два метра ростом. Он собирал ребят и тренировал в школьном спортзале. Виталик Усенко (чемпион Украины в составе одесской команды – прим.авт.), кстати, учился в той школе, ребята, игравшие потом за вторую ДЮСШ - Бабенко, Пачечура. Наш тренер, естественно, общался со своими коллегами, мы выступали на первенство города - спрятаться тяжело было. Баскетболом начал заниматься в 78-году и через три месяца поехал на соревнования - чемпионат Украины по мини-баскетболу в Днепропетровск.

- Был ли эпизод на начальном этапе в вашей карьере, заставивший вас поверить в свои силы?

- Сложно сказать. Хотелось поездить, играть побольше, тем более что соревнований было предостаточно. Этот дало мне очень много, ведь приходилось соперничать с командами прибалтийской, грузинской, российской баскетбольных школ. Раз-два в месяц мы выезжали за пределы Украины. Большое количество соревнований на детско-юношеском этапе дало мне очень неплохой баскетбольный багаж.

БАСКЕТБОЛЬНЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

- Когда начали заниматься баскетболом, не смущало, что в Одессе нет команды мастеров?

- Поначалу как-то не думал об этом, а потом уже на определенном этапе сама жизнь заставила задуматься о переезде. Иного выбора не было. В 10-м классе меня забрали в киевский спортинтернат, из которого я вскоре убежал. Знаете, когда парню 15-16 лет, тяжело находиться одному в большом городе.


Одесса. Стадион «Черноморец». Вадим ПУДЗЫРЕЙ (№5) в составе сборной Одесской области (1969 г.р. и моложе) – чемпион УССР. Тренеры - заслуженный тренер Украины Леонид СИНЯВСКИЙ и Олег ГОЙХМАН


- Вас насильно перевезли в Киев?

- Нет, конечно. Тренерский совет школы решил, что так будет лучше для меня. И с родителями тренеры поговорили, и те согласились на переезд. А я: «Нет!» и все, не готов был еще к взрослой жизни. Пришлось ехать, но через неделю убежал. Потом вернулся. Переломал себя. Играл за дубль «Будивэльныка», а в основе, представьте, тогда выступали Волков, Белостенный (олимпийские чемпионы 1988 года – прим.авт.), то есть варился там, где меня реально все видели: и Кондрашин, и Гомельский, и Гарастас (Владимир Кондрашин, Александр Гомельский, Владас Гарастас - знаменитые советские тренеры. - прим.авт.), вся элита советского баскетбола.

- Насколько успешно играли?

- Были чемпионами, серебряными призерами. Я учился в спортинтернате, откуда лучших брали в «Будивэльнык». Потом перешел в СКА - в «Будке» тяжело было попасть в состав, а тогда как раз пришло время призыва. Армейцы предложили и институт, и армию. Тогда такая схема была (улыбается). К тому же игрового времени мне там давали предостаточно. Тренировал СКА тогда Валентин Федорович Мельничук - недавний главный тренер сборной Украины. Именно он мне и дал шанс заиграть во взрослом баскетболе.

- В какой лиге армейцы играли?

- Там, где и «Будивэльнык», в высшей. В «семерке», в «десятке» были. Могли как любого обыграть, так и любому проиграть. Неудобным соперником были для многих. В той команде играли такие известные баскетболисты, как Виктор Бережной, Александр Сальников. В тренерском штабе команды работали Зураб Майранович Хромаев, который тоже внес лепту в мое становление, чемпион мира Геннадий Чечуро. В киевском СКА многие армию проходили - из Москвы, Прибалтики, Грузии, Армении, практически со всех регионов СССР. Команда добротная была, а дублирующий состав вообще, по сути, сборная Украины. Армейская команда, собранная из игроков 66-67-го года рождения, становилась победителем Спартакиада народов. В ней играл покойный Валерий Гоборов, одессит Запасько. В дубль СКА было тяжелее попасть, чем в основной состав, хорошая конкуренция была, что и говорить. Хоть и находился каждый день под прессом, это давало реальный прогресс.

- А психологически выдерживали конкурентную борьбу?

- В основном, да. Хотя всякое случалось. Но тренеры - люди опытные, «разруливали» ситуации.

- Ветераны не давили авторитетом?

- Наоборот, они учили, а мы, в свою очередь, опыта набирались. Авторитетные игроки были, чего нынешнему поколению не хватает. Был хороший сплав опыта и молодости - были и игроки за тридцать, и те, кому 18-19 лет. Был у нас такой игрок Александр Гусев. Он лет на десять старше был, бросок у него хороший, за который его называли вторым Беловым. Психологически иной раз не выдерживал прессинг во время игры, но фанат еще тот был. Говорил: «Давай, молодой! Надо, надо!!». А я с удовольствием. Тот же Сальников после тренировки по 400-500 бросков выполнял. Я смотрел и так же делал. Хочешь не хочешь, надо было работать, когда видел, как ветераны пашут. Не хочешь работать, иди мячики носи или сапоги натягивай - и в армию.

- И что, по 400-500 бросков делали?

- Да, вечером выходили, тренировались. Жили в гостинице, рядом зал спортивный был. В 8-9 вечера выходишь, хочешь - по кольцу побросал, хочешь - один на один поиграл или поработал над своими слабыми сторонами.

ПЕРВЫЙ МАТЧ В КОМАНДЕ МАСТЕРОВ

- Наверняка вы помните свой первый матч в чемпионате Союза?

- Да, ту игру я помню до сих пор. Меня на нее Мельничук из Одессы вызывал. Звонит и говорит: «Давай, приезжай, а то в Афганистан отправим» (смеется).

- В Афганистан???

- Да я немного задержался в Одессе тогда, Мельничук позвонил домой и маме сказал, что в Афган отправит служить, если не приеду в Киев. Шутил не шутил, но родители ж все близко к сердцу принимают.

- А что вы в Одессе делали?

- А я с юниорской сборной Союза летал в Америку на товарищеские матчи, после чего отпросился домой на пару дней. Приехал как раз к игре с московским «Динамо». Мельничук подзывает, говорит: «Будешь в составе».

- В стартовом?

- Нет, в заявке, то есть в числе двенадцати первых. Сразу ощутил косые взгляды на себе. Человек двадцать тренируются, тут приехал парень, и его сразу в состав ставят. В стартовой пятерке Яценко тогда играл, Бережной - лидер СКА, Сальников, Шевченко, Левицкий, хорошая командочка была. Кто-то травмировался, и Валентин Федорович мне дал шанс. Выхожу - начинаю сразу и защищаться, и атаковать. 15 очков набрал и выключил из игры их лидера - Корнишина. Так я использовал свой шанс, в том матче у меня все получалось, и с тех пор постоянно играл в составе. Вскоре за мной миллионеры приехали из Донецка, из команды шахты Засядько, зарплаты у них были тогда сумасшедшие. Дошло до того, что они у матери мой паспорт забрали. Пошли, короче, интриги. В Киев приехали и начали очень настойчиво приглашать меня в Донецк. А я и не думал куда-то дергаться.

- А как же паспорт?

- Когда рассказал армейскому руководству об этой ситуации, они дали команду перекрыть дороги из Киева. В общем, применили свои рычаги. А, возвращаясь к своему дебюту, могу отметить такой любопытный факт. И как игрок, и как тренер первый матч провел против московского «Динамо». В первой моей тренерской игре мы играли с москвичами в еврокубке.

ВОЯЖ В АМЕРИКУ №1. МОУРНИНГ, КЕМП И БЁРД

- Вы вскользь упомянули о турне по США. Можно немного подробнее об этом невероятном для вас, на тот момент, событии в вашей жизни?

- Как сейчас помню, турне проходило с 6 по 20 мая 1988 года. У меня цель такая была, попасть в сборную, чтобы поехать в Америку. И страну посмотреть, и баскетбол американский почувствовать на собственной шкуре. К тому же системы у нас разные были, интересно было.

- А вы как были задействованы в сборной?

- Я был первым из игроков, выходящих на замену. А среди баскетболистов были такие известные люди, как Рауно Пехка, Гинтарас Эйникис, Евгений Кисурин, Гена Успенский, игравший потом в Одессе, Гвидонас Маркявичус, Андрей Лукьянец из Мариуполя, который очень здорово играл в том турне, набирая по 20 очков за игру. Его даже подбивали остаться.

- Уровень американского студенческого баскетбола прочувствовали на себе?

- Еще бы. Ну, вы представьте! Против нас играли будущие звезды НБА Алонзо Моурнинг, Шон Кэмп, Кенни Андерсон. Что-то еще надо говорить? А мы по ходу турне даже 6:2 выигрывали, да и последние две игры тоже нашими должны были быть, но сказался, видимо, менталитет - расслабились. Вроде и хотели сыграть, но не получалось. Знаете, что меня поразило? Жили мы в одной гостинице с «Бостон Селтикс», которые играли тогда финальную серию с «Нью-Йорк Никс». До утра весь в телевизоре, глаза красные, смотришь баскетбол. А в «Бостоне» массажистом был наш, эмигрант из Питера. Говорит, знакомьтесь, ребята - вот Ларри Бёрд, вот Роберт Пэриш.

- Думается, хороший толчок в карьере дало это турне.

- Не то слово, хороший, я весь сезон потом на кураже отыграл. Да все, кто ездил тогда в Штаты, очень серьезно прибавили.

АМЕРИКАНСКИЙ ВОЯЖ №2. ГОМЕЛЬСКИЙ И ШАКИЛ ОНИЛ

- В 1990 году вы поехали в следующее турне по Америке?

- Да, и уже в составе национальной сборной под руководством Гомельского. Тогда меня, кстати, первый раз в нее вызвали. Если не ошибаюсь, происходило это все в ноябре. Отправились мы туда в экспериментальном составе, было много молодежи - меня взяли, Кисурина, Успенского, Пинчука, Ветру, Бережного, из России было немало ребят. Были и «старики», которые хотели себя проявить, чтобы получить хороший зарубежный контракт.

- С кем из будущих звезд пришлось соперничать?

- С Ларри Джонсоном, Шакилом О'Нилом. Уровень очень серьезный был, а в матче с Лас-Вегасом сборная СССР вообще не могла мяч через центр площадки перевести, настолько сильно прессовали. Наш соперник был чемпионом NCAA (студенческого чемпионата США - прим.авт.). Играли и с призером - «Дьюком», но им мы проиграли немного - очков восемь, если не ошибаюсь. А в турне мы тогда уступили 2:8.

- Какое впечатление осталось от работы с Гомельским?

- Какие могут быть впечатления, это ж великий тренер. У меня с ним еще случай был. Как-то перед одним из матчей в Америке я зашел в автобус за минут пять до отправления. Гомельский потом заходит и говорит: «Сынок, еще раз в автобус раньше меня зайдешь, больше сюда не приедешь» (смеется). «Понял», - говорю, - «больше не буду». Через много лет мы пересеклись, когда играли в Москве с ЦСКА. Подхожу к нему: «Помните?» - «Как же тебя не помнить», - говорит. Так, пообщались немного, вспомнили совместную работу.

Очень хороший психолог, умел найти подход к людям, такого плана Этторе Мессина (знаменитый итальянский тренер, неоднократный победитель Евролиги - прим.авт.), хорошо разбирался в психологии человека. Мог завести, найти правильные слова, чтобы игрок мог правильно реализовать себя на площадке. Не то что наорать, это ведь не самое сложное, а подвести, направить человека в нужное русло, он умел. За что пользовался большим уважением.

ЦСКА? КИЕВ? ХАРЬКОВ? ОДЕССА!

- Приближался развал Союза. Вы это наверняка чувствовали. Какие планы строили?

- Грандиозные. Можно было и в Москве остаться - в ЦСКА. Меня туда и Еремин звал, и Белов. Но я выбрал Киев. И не жалею (задумался). Хотя, может, и стоило поехать. Но что сделано, то сделано. В игровом плане в Москве, конечно, повыше уровень был.

- Тогда, наверное, не сильно и задумывались над этим вопросом?

- Да, можно и так сказать. Если бы кто-то подсказал, направил, но руководители украинского баскетбола хотели, чтобы я здесь остался. Так сложилось, А ЦСКА меня два-три сезона прессовал, в конце-80-х - начале 90-х. Когда мы молодежную Спартакиаду в Донецке выиграли, а в ней участвовали лучшие молодые игроки со всего Союза, и Саратов звал, и ЦСКА. Они тогда серьезно взялись за меня. Но я остался в Киеве. Потом меня приглашали в харьковский ТИИТ, где главным тренером был Тимофей Безрук, я даже на сборы приезжал.


1989. Донецк. Сборная УССР - чемпион Спартакиады народов СССР среди молодежи. Вадим ПУДЗЫРЕЙ (№5) – капитан команды.

- К Харькову мы вернемся, а почему же вы в Киеве не остались?

- Там начались проблемы, все постепенно шло к распаду, и мое армейское будущее выглядело весьма туманным. Можно было, конечно, и в «Будивэльнык» уйти. Но как-то у меня не сложилось с этой командой, причем на разных этапах карьеры. И ездил с ними в Бразилию, но как-то не складывалось...

- Бразилия - это страна, где много-много диких обезьян?

- Да и баскетболисты там неплохие, особенно Оскар Шмидт (смеется). Там мы провели серию матчей с национальной сборной этой страны, которая готовилась к Олимпийским Играм в Барселоне.

- Тет-а-тет со Шмидтом сталкивались на площадке?

- Я персонально с ним играл.

- Ну и как, удалось удержать этого суперснайпера?

- Я получил пять фолов за 12 минут, но он через меня ничего не забил. Против него практически невозможно защищаться - представьте, по шесть заслонов, бывало, за атаку ему делали. Без сменной защиты его очень тяжело удержать. Но я старался, как можно жестче с ним играть, но, естественно, давали фолы. После матча он подошел, поблагодарил за игру: «Defence good!», то есть хорошая защита. Было приятно, ведь это лучший снайпер за всю историю Бразилии и университетского баскетбола в США.

- Вернулись вы из Бразилии в Украину.

- В Харьков я не вернулся. Там уже «движения» начались. Сначала дали машину, потом сказали, что она служебная. Оставил форму, ключи от машины, и приехал в Одессу. А тут меня и Лебединцев прихватил.

- В смысле, прихватил?

- Говорил, что будет команда. А я в то время подыскивал клуб. Думал или в Киев, или в Россию уезжать. С другой стороны, хотелось побыть в родном городе, ведь очень долгое время находился в разъездах. В общем, ностальгия имела место. А Лебединцев говорит: «В Одессе будет команда!» - «Какая команда, Виталий Александрович? Что вы мне рассказываете?» Укатывал он меня три дня, домой ко мне приезжал, я тогда еще на поселке Котовского жил у родителей. Находился у меня дома, не выпускал меня. И таки уговорил. В этом у него талант есть, тут уж ничего не скажешь. Благодаря ему я в Одессе и остался. Потом была встреча с Аркадием Табачником. Все было на уровне - подход, отношение. После чемпионата Союза первая украинская лига - это, конечно, не мой уровень - на одной ноге, по сути, играл. Зато дома. Этот факт сыграл решающую роль в том, что я остался в Одессе.

- Но рост команды быстро пошел?

- Да. Тогда все сопутствовало этому - условия работы, клубная система, система оплаты и тренировочный процесс были выстроены - сборы, разъезды, тренировки, питание. Потом мне по 4-летнему контракту дали квартиру и машину.

- Таких людей, как Табачник, наверное, и не хватает сейчас спорту?

- Вы знаете, времена сейчас, наверное, другие. Мне такие люди не встречались. Может, они и есть, но после тех событий (имеется в виду убийство Аркадия Табачника в 1997 году - прим.авт.), может, и не хотят светиться. Хотел Аркадий Борисович и зал баскетбольный построить. Жаль, не успел.

- Баскетбольный зал?

- Да, за Дворцом Спорта. Это был реальный проект, и инвесторы были. Но.

- Как восприняли известие о смерти Табачника?

- Я тогда был в Англии со сборной. Когда мне сказали об этом - не поверил. А потом подтвердили это из другого источника. Шок был. Что и говорить.

На душе опустошение. Делал все как-то механически. Как будто в прострации находился. Тогда у нас очень сильная команда была. Могли даже еврокубок выиграть, надо было только одну-две позиции укрепить для плей-офф. Вы, наверное, помните, как чудом убежал от нас «Ховентуд» - одна из сильнейших на то время испанских команд. Не хочу никого обвинять, но когда десять очков выигрываешь по ходу такого матча, надо доводить дело до конца. Но это сейчас, через столько лет понимаешь. В гостях одно очко проиграли, а ведь это была первая команда Испании. Какая команда могла с ней играть, вы мне скажите? Уровень «Барселоны» и «Реала». Нам нужен был один хороший темнокожий баскетболист. Был бы Аркадий Борисович. Могли еврокубок брать, могли.

- Мощная команда была.

- Та о чем вы говорите! Пачесас, Харченко, Яйло, Окунский, Пудзырей. Все в расцвете сил. Нужен был американец, как в «Ховентуде». А у нас еще и бюджет намного меньше был. У «Тофажа» так, например, бюджет был 20 миллионов долларов, их «Форд» содержал, а мы у них здесь одно очко выиграли. В гостях, уже после смерти Табачника, проиграли. Не могли сосредоточиться на баскетболе. Реально по людям могли выигрывать еврокубок. Это объективно. Вы знаете, я не люблю словами бросаться, но факт есть факт. Я люблю делать результат - это тоже факт. Смерть Табачника многое перечеркнула. Потом уже все по-другому пошло (тяжело вздыхает).

- Но чемпионат страны вы в том году, тем не менее, выиграли?

- Мы на ходу тогда были, другие команды были чуть ослаблены. Мы обкатались хорошо, подготовка была на уровне. После смерти Табачника Юрий Геннадьевич Селихов сказал, что мы обязаны победить в чемпионате, отдать дань памяти Аркадию Борисовичу.

- И проблемы с финансированием начались.

- Да, не без этого. Доиграли чемпионат, завоевали золотые награды. Аркадий Борисович так хотел, чтобы мы стали чемпионами, но и не дожил до этого (вздыхает). Помогли, конечно, в то время. Борис Давидович Литвак помог с размещением, питанием игроков и морально поддерживал команду, тогдашний и нынешний мэр Эдуард Гурвиц тоже одно время очень серьезно помогал. А через какое-то время поддержку команде начал оказывать другой мэр - Руслан Боделан, и команда стала называться МБК «Одесса».

- Но это будет намного позже, а после завоевания чемпионского титула команда, по сути, развалилась.

- Да. Игроки начали искать варианты трудоустройства, я в Саратов уже собрался. Но давайте, если вы не против, завершим унылую часть нашей беседы, тем более что вскоре все наладилось, и к тому же есть еще что вспомнить. Вы, например, знаете, что победы в 98-м могло и не быть? Если бы мы в 94-м не выиграли Кубок Украины, команда могла бы завершить свое существование.

- Почему?

- Мы сами сначала не знали об этом, нам об этом уже потом сказал один из руководителей клуба. Мы в финале Кубка харьковский ТИИТ обыграли. Я как раз из расположения сборной приехал, уставший был. В том матче Саша Чаусов 30 очков забросил, а я только пару трех нужных дал. А уже в следующем сезоне, когда мы в Риеке играли матч еврокубка, узнали о ценности того матча. За столом сидели, помощник Табачника немного выпил и говорит: «Вы не знаете, а проиграли бы финал Кубка, мы бы здесь не сидели». Вот такой вот поворот.

Очков пять-семь тогда выиграли, максимум десять - точно не помню. Игра могла склониться и в ту, и в другую сторону.

- А вы ни сном, ни духом.

- Да конечно, откуда нам знать об этом. Через полгода только узнали.

БОРЬБА ЗА ЧЕМПИОНСКИЙ ТИТУЛ

- Мы как-то прошли мимо первого чемпионского титула. Каким оно было?

- Чемпионами мы могли стать и годом ранее. Выигрывали 2-0 после двух матчей в Одессе, а потом три игры в Киеве проиграли. Очень обидно было. И ведь были все шансы для этого (с сожалением).

- Не дали?

- Надо было просто самим брать. Когда в поезде в Киев ехали, я сказал: «Если мы третью игру не возьмем, не выиграем серию». И ведь наша игра была, они были психологически подавлены после двух поражений - проигрывать-то ведь нельзя. Все складывалось в нашу пользу - и судейство было нормальным, и игра давалась. Я думаю, что там были подводные камни. Не хочу утверждать, но, на мой взгляд, это имело место. Выигрывать тогда мы были просто обязаны. Очень обидное поражение. А потом киевляне уже почувствовали подъем и довели серию до победы.

- Но, тем не менее, финальные серии всегда интересны, даже, если проигрываешь, не так ли?

- Согласен. Так сразу и не вспомню, в каком количестве серий я принимал участие. Но четыре из них выиграли - это однозначно. Есть что вспомнить - и позитив, и негатив. Нас как-то вот в Киеве отравили. Не буду утверждать, но факты говорили именно об этом. Все игроки под капельницами лежали. Это было при Валентине Воронине, в 2002-м. Мы проигрывали по ходу серии БК «Киев» 1-2, и четвертая игра - в столице. Они уже и банкет заказали. За нас тогда россиянин Сергей Татарович выступал, которой в той игре здорово помог. Выиграли мы в четвертом матче немного, три-пять очков. А утром мне стало плохо, звоню доктору. И так все ребята. А нам играть через два дня. Тогда нас, благодаря Александру Прокопенко, который курировал команду отвезли в Чабанку и положили под капельницу. И потом мы их бахнули в 25 очков.

- Да, я помню тот феноменальный матч, когда в концовке весь зал, весь заполненный до отказа Дворец Спорта, как один, встал и начал хлопать. Такие моменты - на всю жизнь. Ух-х. Вспоминаю, мурашки по телу бегут.

- Тогда болельщики просто гнали нас вперед, все слились в едином порыве, чтобы мы выиграли и стали чемпионами. Уже потом мы анализировали, врач сделал вывод, что это отравление, скорее всего, водой, которую хозяева выдавали нам на игру. Но в тот момент все сработали оперативно - в час-два времени надо было принимать решение. И руководство, и тренерский состав все сделали очень вовремя. А иначе сложно было сказать, вышли бы на игру или нет. И главный тренер, и врач, и Александр Адольфович - все сработали четко. Получилось, только отошли от отравления - сразу на игру.

- Настрой, наверное, был бешеный?

- Не то слово. Вы же видели ту игру. Последних минут в нем не было, мы рвали с первой и до последней секунды, все сорок минут. 101:76 выиграли тогда.

- Первое чемпионство было каким-то особенным?

- Мне кажется, нет - чемпион есть чемпион. Когда ты в молодом возрасте выигрываешь первый чемпионский титул, тогда, наверное, это по-особенному воспринимается. А когда в более солидном возрасте. Да, приятно. Любая победа - тяжелая: что первая, что вторая, что третья.

- Ну то все-таки был первый чемпионский титул для одесского баскетбола.

- В этом смысле, конечно, да. Нормальные, положительные эмоции. Одесса стала центром украинского баскетбола, мы все тогда выигрывали, и Киев любыми методами пытался прибрать золото к своим рукам. Бытовало даже мнение, что если Одесса выиграла, то обязательно с помощью судей. Бред полный.


31 мая 2002 года. Одесса. Дворец спорта. МБК Одесса - 4-кратный чемпион Украины

 

НА ПЛОЩАДКЕ, КАК В ДРУГОМ МИРЕ

- Приходилось видеть видеозаписи матчей БИПЫ в середине 90-х, когда болельщики просто-таки свисали с балконов зала СКА. В зале творилось нечто невообразимое. Те времена вспоминаются?

- Вы еще спрашиваете. Ты находился на площадке, как будто в другом мире. Тяжело передать словами, что чувствуешь, когда находишься на площадке при таком столпотворении на трибунах - это надо почувствовать. Подъем испытываешь невероятный. Адреналин выделяется в кровь просто мегадозами.

- Когда такое видишь, наверное, ноги сами бегут, а мячи все залетают?

- Ну не то чтобы залетают, но поддержка была действительно мощнейшая (улыбается).

- Чувствовали себя звездой в Одессе?

- Нет, не тот характер у меня, да и возраст уже не тот был. Если бы в 18-20 лет играл в Одессе, мог бы, наверное, почувствовать себя звездой. А в то время опытные игроки, если какие-то признаки «звездной болезни» проявлялись, быстро ставили на место.

- Ну уж популярность вы наверняка почувствовали в полной мере?

- Да, это было.

- И долгое общение с болельщиками после матчей, в узком кругу, почти по-семейному.

- Да, такое трудно забыть.

Такое отношение болельщиков надо заслужить. Если они видят, что игрок соответствующе относится к своим обязанностям, не ставит выше команды, то и относятся к человеку соответственно. В Одессе вообще особая атмосфера в этом смысле.

«БУДЕШЬ ТРЕНЕРОМ!»

- Через полтора года после завоевания последнего титула вы, неожиданно для самого себя, стали главным тренером. Вы этого сами хотели, или так сложились обстоятельства?

- Обстоятельства так сложились. Я еще играть хотел.

- Помнится, вы еще в форме сидели на скамейке.

- Я хорошо был готов. И еще бы мог, думается, не один сезон играть. Но обстоятельства были сильнее моего желания. В горисполком пригласили и сказали: «Будешь тренером!», не оставив мне права выбора. Я говорю: «А как быть с действующим тренером?» - «Это не твои проблемы». Я потом всю ночь не спал. Хотел еще поиграть, хотел, но. Со временем Александр Адольфович даже предлагал: «Давай, еще поиграешь». - «Теперь уже поздно», - говорю.

С другой стороны, два с половиной - три сезона в роли главного тренера поварился в этом котле. Это бесценный опыт.

- Наверняка наиболее сложный момент, когда из игрока команды переходишь в статус главного тренера, - это вопрос управляемости своими бывшими партнерами.

- Да, это очень непросто. Я общался с опытными наставниками, на практике обычно советуют таким игрокам искать новую команду. Во втором сезоне мы полсостава поменяли, я пригласил опытного помощника - Александра Шевченко, который при Лебединцеве вторым тренером был. Тяжело, конечно, было сперва. И это естественно.

- Были конфликты?

- Рабочие ситуации, я бы сказал. Я требовал от игроков то, что считал нужным. Правда, не всегда эти требования воспринимались, как должно.

- Было такое, что и в штыки принимали?

- Да, было и такое.

- Вроде «Вадик, шо ты начинаешь?»

- Нет, такого не было. Есть дистанция в этом смысле. Если что-то подобное происходило, то человек сидел на скамейке, были и другие наказания. Но отношения я бы не назвал основной проблемой, главное, чтобы баскетболисты играли и выполняли требования тренера. Но перестроить свой мозг им очень тяжело было. Какое-то время ушло на притирку.

УЧИЛСЯ В БОЮ

- На чем базировались ваши знания, когда вы начинали свой тренерский путь? От чего вы отталкивались при построении команды, при планировании тактики на игру?

- Когда работал с такими тренерами, как Гомельский, Хромаев, Защук, замечал какие-то нюансы в их работе. Где запоминал, где записывал, стараясь отбирать лучшее. Это первый момент. Второй - это то, что тактику игры надо строить, исходя из имеющихся исполнителей. Надо отталкиваться от этого, а не от того, что ты себе придумал. Есть у тебя человек с определенными данными, постарайся использовать его лучшие качества по максимуму. Каждый должен делать на площадке то, что он умеет, и, исходя из этого, надо лепить команду. И тогда будет результат. Вроде бы звучит просто, но сделать это, поверьте, очень непросто.

- Надо ж при этом еще учитывать психологический фактор.

- Безусловно.

- Насколько досконально вели тренировочный процесс?

- Да, до сих пор хранятся дома эти секретные материалы (улыбается). Каждый день подробно записывал план тренировочного процесса, что, как и в каком порядке.

- А как проходило ваше самообразование как тренера?

- В бою. На ошибках учился. Созванивался и со специалистами, советовался в тех или иных ситуациях. Я считаю, это нормально, когда тренеры между собой общаются. Правда, не каждый даст информацию. В «кэмпах» показывают лишь общие модели, совсем другое дело, когда наблюдаешь за тренировочным процессом вживую. Но, в любом случае, игра, комбинации строятся из имеющихся в наличии исполнителей. Можно прочитать, условно говоря, пятьдесят девять книг, просмотреть и проанализировать всевозможное видео, но все зависит от того, какой у тебя будет бюджет, какой у тебя будет состав.

- В общем, очень многогранная должность - главный тренер.

- Да, в работе очень много факторов надо учитывать. Если это удастся сделать, если все проникнутся общей целью, то команда будет чемпионом, причем неоднократным.

ПАДЕНИЕ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО ОСТАНОВИТЬ

- Какая тренерская победа для вас наиболее ценна?

- Это третье место в чемпионате Украины. Как раз в том сезоне я стал главным тренером. Были, конечно, и отдельные яркие матчи. Скажем, когда боролись с «Сумыхимпромом» за выход в «четверку». А они тогда на ходу были - по ходу сезона у «Азовмаша» выиграли, у БК «Киев». Мы проиграли первый матч, в следующем матче выиграли одно очко дома, а в решающем поединке победили с отрывом в два очка. Потом еще сказали, что я плохой, так как мы заняли в итоге четвертое место. Планка была высоко поставлена, но резервов для того, чтобы происходил рост команды, не было. Топливо закончилось. На финише сезона были выжаты, как лимон - и морально, и материально. Можно сказать, тогда заканчивалась эпоха команды-чемпиона.

- Кузнецов, Юшкин.

- Они, правда, никогда первых скрипок не играли, но в помощи всегда были хороши.

- Но это одни из тех игроков, с которыми ассоциируется чемпионские времена одесского баскетбола.

- Да, безусловно. Но с ролью лидеров, когда это надо было, на мой взгляд, не справлялись. Я считаю, что они должны были сильнее играть. Не то чтобы я хочу кого-то обвинить, просто анализирую ситуацию. Надеялся, что они должны выстрелить посильнее, исходя из того багажа, который они получили, приехав в Одессу в середине 90-х.

- Тяжело наверняка было вам, человеку, привыкшему побеждать, будучи уже тренером, наблюдать за падением команды, не имея возможности остановить этот процесс?

- Обидно, конечно. Естественно, не наблюдаешь, делаешь все, что от тебя зависит, но на ситуацию повлиять уже не можешь. Приятного, конечно, мало. А когда столько сил, эмоций, нервов потрачено вхолостую - обидно вдвойне.

- Интересна ваша точка зрения на следующий вопрос. Почему Юрий Селихов, человек, приведший Одессу к первому чемпионскому титулу, в свой второй приход не смог добиться результата?

- Наверное, возраст сказался.

- Не смог найти подход к игрокам?

- Подход нашел, но. На мой взгляд, ошибся с составом, в частности, с легионерами. К тому же Юрий Геннадьевич многое выиграл в своей жизни, прошел Олимпиаду, чемпионаты мира, с «БИПОЙ» достиг серьезных высот... Скажем так, «батарейки сели». Не было уже тех эмоций, как в более молодом возрасте.

ЛЮБОВЬ. ОДЕССА

- Вадим, а что для вас любовь?

- Любовь к жизни, любовь к жене, к сыну, к команде, к родному городу. Люблю наш уникальный одесский климат, ценю порядочные человеческие отношения.

- А что для вас Одесса?

- Я в третьем поколении одессит, это мой родной город. Как говорится, где родился, там и сгодился. Шесть лет провел в Киеве, но меня все равно тянуло в Одессу. В этом городе мои близкие, друзья, болельщики.

- Никогда не жалели, что не поехали поиграть в зарубежный клуб?

- Я никогда ни о чем не жалею. Конечно, не заработал свои два миллиона долларов - я это прекрасно понимаю. Но я и без них себя прекрасно чувствую. В материальном плане сейчас, конечно, не очень хорошо, но, значит, надо пережить этот этап жизни.

- То есть деньги - не самоцель для вас?

- Главное, чтобы были средства на самое необходимое - образование ребенка, нормальное питание. Если бы я к этому стремился, я бы, наверное, с вами разговаривал в другом месте (смеется). Любовь болельщиков, отношение к себе - дорогого стоит. У кого есть деньги - плохо, у кого нет - тоже плохо. У каждого голова болит, но по разным причинам (смеется). Это жизнь. Появились деньги, поеду с семьей на отдых. Жизнь скоротечна, время летит - вот уже сорок лет, хотя, кажется, еще вчера восемнадцать было. Главное, не тратить нервы попусту - нервные клетки ж не восстанавливаются.


Так уж сложилось, что с Вадимом ПУДЗЫРЕЕМ мы встречаемся раз в 10 лет, в честь юбилея. Но хотелось бы, чтобы следующая наша встреча произошла раньше, чем нашему герою исполнится 60, а поводом для нее стала бы очередная победа нашего легендарного одессита. Поэтому хочется пожелать Вадиму Георгиевичу, чтобы его мечты воплотились в жизнь.

До новых встреч, Легенда! До новых побед!

Влад ЕФИМОВ, специально для Одесской городской федерации баскетбола